Татьяна Моховикова: Законодательство в Югре ориентировано на оказание содействия многодетным семьям

Об актуальных вопросах защиты детства в Югре поговорила сегодня на пресс-конференции с региональными журналистами уполномоченный по правам ребенка в автономном округе Татьяна Моховикова.

— Татьяна Дмитриевна, подведите итоги работы за прошлый год.

— Работали мы все тем же составом – я и четыре моих помощника. Количество обращений увеличилось не намного – всего на полтора десятка и составило около 700 обращений, при этом увеличилось количество вопросов, которые поднимают в этих обращениях. Их число возросло с 900 в позапрошлом году, до 1 200 – в прошлом. Граждане обращаются к нам достаточно активно. Тематика вопросов остается прежней: больше всего обращений касаются жилищной политики, а также порядка воспитания детей одним из родителей, проживающим раздельно.

Все поставленные вопросы мы, по мере своей возможности, отрабатывали. Таким образом, на сегодняшний день 60 процентов обращений мы отмечаем как решенные. Работа у нас живенькая, и мы пытаемся помогать людям досконально и привести ситуацию к логическому завершению.

А вообще доклад по итогам работы за прошлый год уже размещен на сайте правительства округа в соответствующем разделе.

— Расскажите о самых запоминающихся тяжелых случаях обращения граждан.

— В последнее время участились случаи, когда разведенные папы незаконно забирают своих детей у бывших супруг и увозят не только за пределы города, но и округа и даже страны. В таких случаях нам приходится разыскивать ребенка в течение долгого времени. Все подобные случаи очень тяжелые. К примеру, одного ребенка мы начали искать, когда ему было три года, а нашли уже в четырехлетнем возрасте совершенно девиантным. А еще один из нерадивых отцов вывез двухлетнего ребенка в Украину. Сейчас за помощью мы уже обратились к уполномоченному по правам ребенка в России Павлу Астахову, потому что нам самим эту ситуацию решить не удалось.

Стоит отметить, что сейчас наблюдается увеличение преступлений, совершенных в отношении детей. Их количество выросло с 370 – в позапрошлом году, до 559 случаев — в прошлом, то есть на 30 процентов. Эти преступления в большей части совершаются родными людьми.

— А может просто такие случаи стали чаще выявлять?

— Да, наверное, раньше латентности было больше, чем сейчас. Если раньше люди боялись выносить сор из избы, то сейчас стали чаще заявлять о преступлениях, которые происходят в семье. Но посмотрите вокруг нас: жестокость встречается намного чаще, а ее уровень увеличивается. Я не знаю, с чем это связано – с повреждением ума человека, экологической обстановкой? Я не понимаю.

— Татьяна Дмитриевна, вы можете прокомментировать случай, произошедший на этой неделе в Сургуте, когда молодой отец буквально выколол глаз ножом своему пятимесячному сыну?

— Узнала я об этом из СМИ. Из органов внутренних дел мне поступила информация только на следующий день после произошедшего, хотя у нас есть договоренность об оперативном информировании. Нами сразу же в управление Следственного комитета по Югре было направлено обращение с просьбой руководителя взять расследование этого дела под личный контроль. Также мы написали в адрес председателя комиссии по делам несовершеннолетних Сургута, чтобы он взял под личный контроль проведение всех медицинских мероприятий для ребенка и реабилитационных мероприятий психологического плана для его мамы, которая получила очень серьезную психологическую травму. Сейчас ребенок уже переведен из реанимации в стационар, но его состояние тяжелое.

— Как можно предотвратить подобные случаи?

— Я вступаю в такие ситуации, когда уже случай произошел, ведь невозможно знать, что творится в каждой семье, зачастую же это спонтанные преступления. Но есть, конечно, семьи, которые мы сопровождаем, то есть знаем об их ситуации. Но контролировать их сложно. Здесь стоит отметить, что Павел Астахов в скором времени будет ходатайствовать перед законодателями об увеличении штрафа для родителей, которые не могут уследить за своим ребенком, в результате чего он страдает как физически, так и морально. Сейчас штраф составляет до одной тысячи рублей, а увеличение планируется до пяти тысяч.

Но ужесточение наказания – это не единственное, что необходимо в этой ситуации. Я считаю, что здесь нужна очень серьезная информационная работа, чтобы каждый родитель понимал, что именно он отвечает за жизнь и здоровье своего ребенка, от него зависит благополучие детей, потому что корень зла находится в семье.

— Какие новшества в законодательстве еще можно ожидать в ближайшее время?

— Мной неоднократно направлялись предложения, в том числе и к нашим депутатам, чтобы они вышли с законодательной инициативой в Госдуму. В Семейном кодексе так много размытых статей, которые не могут конкретизировать действия каких-либо органов в отношении детей в различных ситуациях. К примеру, при разделе имущества между супругами интересы детей при этом не учитываются. Или вот еще: по кодексу родители несут ответственность за здоровье детей до 18 лет, а вот закон 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» говорит о том, что с 15 лет медицинские учреждения не имеют права распространяться о состоянии ребенка. Это медицинская тайна. Но получается, что родители могут быть не в курсе о том, что их дети болеют анорексией, булимией, страдают алкоголизмом или наркоманией, что девочка беременна, либо сделала аборт.

26 июля будет проводиться совещание с полномочным представителем президента в УрФО Игорем Холманских с уполномоченными по правам ребенка федерального округа, где мы и хотим выступить о внесении подобных изменений в законодательство. В итоге все со скрипом, но проходит.

— А как строятся ваши отношения с органами исполнительной власти округа?

— И с Натальей Владимировной, и с органами власти у нас хорошие конструктивные отношения. Все понимают, что мы независимый орган, и никакого давления на институт уполномоченного по правам ребенка нет. Мы активно взаимодействуем с департаментом социальной защиты населения, здравоохранения, образования, спорта. Все наши инициативы, как правило, поддерживаются властями.

— Как вы оцениваете меры господдержки, которые оказываются в Югре многодетным семьям?

— У нас в Югре законодательство ориентировано на оказание содействия таким семьям. Но, к сожалению, сегодня многодетные семьи стали воспринимать эту помощь как вид основного содержания. Но каждый вид пособия имеет свою обоснованную фабулу, это не замещение заработной платы. Каждый родитель должен сам зарабатывать деньги и содержать своего ребенка. Государство только помогает, оно не может взять основную роль содержания семьи. Уровень потребительства со стороны граждан иногда зашкаливает.

— Расскажите о вашем новом проекте «Счастливая семья».

— Этот проект направлен, в первую очередь, на сохранение семьи. Целевая аудитория – это люди, которые только-только собираются создать семьи, и те, кто находится в предразводном состоянии, где существуют проблемы с воспитанием детей. Здесь с семьями будут работать психологи, которые просто помогут научиться любить друг друга дальше.

Такой опыт уже существует в Ульяновской области, где после открытия подобного клуба уровень разводов значительно сократился. Для начала мы хотим запустить проект «Счастливая семья» на базе ЗАГСа Ханты-Мансийска в скором времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.