Александр Дворкин, интеллигентный рыцарь в сверкающих доспехах

Даже у двух человек о Дворкине нет двух одинаковых мнений. Кто-то считает его последним современным миссионером, кто-то – опасным «экстремистом», кто-то – борцом с духовной «нечистью». Но равнодушных к нему нет.
Вообще-то о Дворкине надо писать философско-приключенческую сагу. О том, как хиппи вдруг стал православным, как против бывшего диссидента-антисоветчика ополчились прежние «братья по оружию» из Хельсинкской группы, как Госдеп США назвал одного из своих граждан чуть ли не официальным врагом «демократии».
Сегодня он является ведущим экспертом России в области новых религиозных движений, президентом «Российской ассоциации центров изучения религий и сект», вице-президентом Международного института по изучению сектантства «Диалог-центр», вице-президентом «Европейской федерации центров по исследованию и информированию о сектантстве», председателем Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ, завкафедрой сектоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и т.д. и т.п. Его труд «Сектоведение» выдержал несколько изданий и продолжает оставаться наиболее полным источником информации по новым религиозным движениям России.
Нельзя было не воспользоваться случаем и не побеседовать с профессором Дворкиным на пресс-конференции во время его визита в Ханты-Мансийск, который состоялся по приглашению общественной организации «Культурно-просветительское общество «Благовест» (руководитель Александр Быстров), при помощи городского культурно-просветительского центра «Гармония» (руководитель Галина Выдрина) и при финансовой поддержке руководства Ханты-Мансийского банка и лично Дмитрия Мизгулина.
Александр Леонидович подробно рассказал о событиях на Украине через призму своей основной деятельности. Оказывается, прелести тамошней «демократии» он испытал на себе еще весной этого года. Тогда профессора, направлявшегося в луганскую епархию для чтения лекций по сектоведению, не пустили на украинскую землю дальше аэропорта. По абсолютно надуманному предлогу пограничники посадили его на обратный самолет и отправили в Россию. Видимо, украинская нечистая сила слишком опасается его обличений…
И немудрено. По словам Дворкина, активное присутствие сект и религиозных организаций различного толка в «оранжевых революциях» видно невооруженным взглядом. Первый Майдан проходил под эгидой «неопятидесятников», а вот на втором в очередь к политическому «пирогу» заняли уже другие «адепты»: униаты, неоязычники, сайентологи.
«Украина вообще гораздо более религиозна, чем Россия», — считает профессор. Он пристально следит за происходящим среди этого братского народа. Но увиденное чаще всего вызывает его сердечную боль: «Наверное, все видели чудовищные кадры выступления униатского священника в полном литургическом облачении на Майдане, который призывал к крови и убийствам. Такие факты лучше всего характеризуют сущность некоторых религиозных движений, не имеющих ничего общего с христианством».
По его словам, заметна роль сект и в протестном движении в России. Между прочим, многие из них уже пытаются трансформироваться в политические партии – например, госпожи Пеуновой или «академика» Маслова. Набирают силу неоязычники, среди которых много членов националистических организаций. Заметны «проявления» сайентологов и даже мормонов.
Собравшихся в пресс-зале КТЦ «Югра-Классик» заинтересовали впечатления Александра Дворкина от посещения нашего округа, куда он приезжает уже не в первый раз. «Если говорить о динамике, то аудитория действительно существенно изменилась. Люди стали больше знать и хотят говорить на религиозные темы. Изменилась и тематика обсуждений, видимо, из-за того, что теперь в обществе стали активно развиваться психо-культы и коммерческие культы».
Журналисты не только задавали вопросы уважаемому гостю, но и делились наболевшим. Так, наша коллега из Кондинского района рассказала о засилье сект в небольших поселках, многие из которых буквально поделены на сектантские «зоны влияния», и поинтересовалась у профессора, почему это происходит.
«Чем более проблемным является регион или населенный пункт, тем активнее работают там сектанты. Это вполне объяснимо, ведь они обещают людям много всего и сразу. Возьмем, скажем, неопятидесятников: они подменяют основные христианские понятия, вводят человека, испытывающего в реальной жизни какие-то серьезные трудности, в экстатическое состояние, на которое он «подсаживается». Ему хочется побыстрее забыть все свои проблемы и вновь испытать чувство эйфории» — считает Александр Леонидович.
Отвечая на вопрос о наиболее проблемных с точки зрения сектоведа регионах, он назвал Дальний Восток и крупные промышленные города. А когда его попросили озвучить самые активно развивающиеся секты, перечислил неопятидесятников, «Свидетелей Иеговы», кришнаитов, «анастасиевцев», «масловцев», «пеуновцев».
Заинтересовало коллег и мнение Александра Дворкина об «этнографических забавах», когда хозяева предлагают туристам принять участие в «невинных» языческих обрядах, например, повязать на священном дереве ленточку в честь местного духа или помазать жертвенной кровью губы идолу. Вот что он ответил:
«Конечно, если такая инициатива исходит от чиновников, то это является большой глупостью. Игрища подобного рода являются абсолютно недопустимыми, через них, например, активно развивается неоязычество. Патриарха Кирилла во время поездки в Калмыкию настойчиво просили «покрутить барабан», убеждая, что это всего лишь невинная дань местным традициям. Но патриарх категорически отказался от такой вот «этнографии».
В завершение я приведу еще несколько блиц-вопросов, на которые ответил Александр Дворкин.— Вас называют «сектоведом», «миссионером», «теологом». А как бы вы обозначили то, чем занимаетесь в жизни?— Пожалуй, церковным послушанием. А еще я ведь являюсь историком, как раз сейчас пишу книгу по истории крестовых походов.
— Судя по обилию негативной информации в интернете, у вас масса влиятельных врагов. Как вы к ним относитесь?— Пожалуй, как к награде. Значит то, чем я занимаюсь, действительно имеет значение.
— Если бы у вас выдалось несколько свободных дней, чему бы их посвятили?— С одной стороны мечтал бы забраться в такую глушь, где меня никто не найдет, и занялся своей книгой. С другой, я и так слишком мало времени уделяю семье, поэтому было бы справедливо посвятить его близким.
Такой вот он, Александр Дворкин, Рыцарь без страха, не обращающий внимания на летящие в спину упреки…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.