«Если ты такой умный, то покажи, где твои деньги»

3 апреля в российский прокат выходит лента «Стартап», основанная на историях развития отечественных IT-компаний, ключевой из которых является «Яндекс», и многочисленных интервью с ведущими бизнесменами России. Продюсером выступила компания «Danais Films» под руководством Ирины Смолко. Фанатам кинематографа она может быть известна по продвижению фильма «20 сигарет», вышедшего на экраны в 2007 году, двухдневной конференции «Что Россия может дать миру?» и съемкам документального кино «Зачем нужна Сибирь».
В преддверии премьеры новой картины Ирины Смолко поговорила с журналистом «ЮИ» об особенностях съемок и продвижении отечественного фильма об истории успеха и честности известных IT-предпринимателей.
— «Стартап» – один из первых российских фильмов об отечественных IT- компаниях. Почему в основу сюжета была положена история именно «Яндекса»?
— Есть три существенных момента. Во-первых, во всем мире сейчас все меняется. IT-компании – наша реальность. Все, что происходит в этой области – это то, с чем сталкивается каждый человек. Это та реальность, в которой мы живем. 
Во-вторых, нужно немного сказать о предыстории. В 2009 году я со своими партнерами провела форум «Что Россия может дать миру?». Моя идея была – объединить на одной площадке людей из кино, бизнеса, интересных отраслей науки и журналистов. Мы пригласили и несколько иностранных экспертов. Тема, как не удивительно, оказалась интересной в междисциплинарном обсуждении. Людям было интересно послушать экспертов из разных областей. Неважно, он был от авиакосмической области или IT-шник. Но крайне важной темой там было кино. 
После мероприятия ко мне подошел Александр Галицкий, Almaz Capital Partners(управляющий партнер фонда – прим. «ЮИ») и предложил подумать, если мне покажутся интересными истории наших компаний, которые много сделали и часто становятся заметными. В 90-е это были люди, которые все время терпели насмешки. К ним относилось высказывание «Если ты такой умный, то покажи, где твои деньги». Но это были люди, которые уперлись и много лет, – 10-15 – делали то, во что верили. В итоге они достигли результата. Мне показалось, что это очень интересно и для России актуально. 
Почему мы одни из первых? Это, наверное, закономерно. У нас очень интересная команда. Сценарист, который прославился когда-то еще фильмом «Остров» (Дмитрий Соболев, фильм вышел в 2006 году – прим. «ЮИ»). Мы собирали истории компаний. Я не помню уже – полгода где-то – мы встречались с людьми, которые возглавляют наши компании. Человеческие истории, их качества произвели на нас большое впечатление. 
Конечно, мы встречались с руководством «Яндекса». У нас есть эксклюзивное, можно сказать, интервью (грустно вздыхает – прим. «ЮИ») – четыре часа мы говорили с Ильей Сеголовичем, которого больше нет (сооснователь «Яндекса» и информационно-справочной системы «Национальный корпус русского языка», умер 27 июля 2013 в Лондоне в возрасте 48 лет — прим. «ЮИ»). Он произвел на нас очень большое впечатление как человек. Он и Аркадий Волож (генеральный директор компании «Яндекс» — прим. «ЮИ») создали очень большой бизнес, интересный доступный каждому россиянину и известный теперь уже и в мире. 
Это все причины, которые меня, как продюсера, сподвигли, чтобы сделать такой фильм. 
— И все-таки, почему в фильме так много именно про «Яндекс», а не иную IT-компанию?
— Это не совсем «Яндекс». Это собирательный образ. Что такое кино? Художественное произведение никогда не может быть дословной передачей одной истории, биографии или истории компании. Это было бы скучно. 
Мы специально сделали проект в «Газете.ру» («Стартап: Кто сделал Россию современной» — прим. «ЮИ»), чтобы зрителям была понятна задумка фильма. У него было только полмиллиона прямых заходов. А сколько людей его прочитало, я даже не берусь оценивать. Наверное, десятки миллионов. Все эти истории в проекте – их порядка 30 (на сайте, на момент подготовки материала, было доступно 20 – прим. «ЮИ») – в какой-то степени нами были использованы в сценарии. Детали, атмосфера, настроение, характеры героев – это все произвело впечатление на людей, которые создавали фильм. Можно сказать – это истории всех людей, создавших эти компании, известных не только в России, но и в мире. И каждый там узнает частицу себя. 

Ирина Смолко / Фото: PR-служба фильма «Стартап

Но так, как герои «Стартапа» делают поисковик, и основная канва существует вокруг истории поисковика. Именно эта ассоциация – с «Яндексом» – в-первую очередь доступна широкому зрителю. Отчасти это связано и с технологиями. 
Что такое компания «Параллели»(специализируется на разработке программного обеспечения в сферах виртуализации и автоматизации хостинговых услуг;  штаб-квартира расположена в городе Рентон, штат Вашингтон, США – прим. «ЮИ») объяснить сложнее. Хотя в Силиконовой долине ее знают гораздо больше, чем «Яндекс». Поскольку облачное программирование у нас в стране только сейчас становится все более актуальным, последние три-пять лет. 
Или компания «ABBYY» — переводчик Lingvo и другие продукты. Опять же четырехчасовое интервью с Давидом Яном (основатель и председатель совета директоров компании ABBYY – прим. «ЮИ»), которое он нам дал еще в самом начале пути – тоже произвело большое впечатление. 
В фильме есть реальные моменты, скажем так, с программистом, который а-ля наш Перельман. Конечно, такие программисты, в фильме его зовут Бергамот – это придумал сценарист – по духу есть абсолютно в любой такой компании. Скажем, в «Яндексе» нам Лена Колмоновская (директор по маркетингу и главный редактор компании «Яндекс» до 21 ноября 2012 года; должность занимала с 2000 года – прим. «ЮИ»), знакомя с одним из таких программистов, сказала, что они делятся на два типа. Один – это тот, кто, когда говорит, смотрит на носки своих ботинок. Второй – смотрит на ботинки собеседника, а значит более общительный человек. Это, конечно, утрированный образ, но очень точный. В фильме его очень интересно  передал актер Дмитрий Богдан, который у нас перевоплотился в аутентичного, настроенного только на познание человека-программиста Бергамота. 
— Вы уже частично ответили на мой следующий вопрос. Где еще в фильме правда об отечественных IT-компаниях, а где – вымысел?
— Это же все относительно. Нельзя назвать вымыслом то, что мы услышали в реальной истории, а в фильме это другие названия, другие лица и чуть по-другому подано. Я продолжу, раз начала про Бергамота. На его примере можно говорить о том, как вообще развивается компания. 
Предположим себе двух друзей, которые начали что-то делать и верят в свое будущее, упираются и строят большую компанию. Потому что их продукт, то, в чем они видят смысл своей работы, растет. Понятно, что расширяющаяся компания и ее возможности позволяют набирать людей. Если изначально вас было пять человек, то через пять лет вас уже может быть сто человек, а через двадцать лет – тысячи человек. История о том, как развиваются отношения людей, которые только начинали что-то, а потом через какое-то время оказывается, что они работают в компании, в которой всех и в лицо не знаешь – совершенно реальна. У нас она тоже есть на экране. 
Человеческие отношения внутри компании переданы на конкретных примерах. Но для фильма – это герои, которые живут на экране. Поэтому их судьбы придуманы и складываются по законам драматургии. 
Или, если брать соотношения по возрасту, то наши герои начинают как студенты в середине 90-х. Если вы немножко знаете историю «Яндекса», то их история началась значительно раньше, еще в советских институтах. Мы сознательно приняли решение не уходить совсем уж в советское прошлое. Посчитали это неинтересным.  Сделали историю с 1996-го по наши дни. И передали все интересные моменты, которые этому сопутствуют из реальных историй.   
— Правда, что изначально «Стартап» планировался как фильм о появлении и развитии «Яндекса», но получить официального разрешения на адаптацию истории создания компании Аркадия Воложа вам не удалось. Поэтому было принято решение в основу сюжета положить собирательный образ поисковика, но сильно похожий на «русский Google»?
— Нам не нужно было официальное разрешение. Мы работали с материалами интервью, которые дали нам первые лица «Яндекса» и другие сотрудники компании. Этого было достаточно. Про то, что мы брали интервью у других бизнесменов, я рассказала выше. Это художественный фильм, а не документальный. 
— Что означает в фильме название компании-поисковика «Holmes» – это производная от Шерлока Холмса (по-английски «Sherlock Holmes») или здесь иной смысл? Расскажите, кто и как придумал именно имя для компании?
— Название интересно тем, что у нас и связь с отцом, который важен герою и цитирует Конан Дойля в жизни. Можно название и как аббревиатуру расшифровать. В фильме это произносится в кадре. 

— Ваш зритель – кто он? 

— Наша целевая аудитория, с моей точки зрения – больше молодежь. Мы провели тестовые показы в вузах. Студенты очень живо реагируют на фильм. В каждой сцене есть и над чем посмеяться, и что потом обсудить. Кино смотрится весело, и при этом, люди не хотят расходиться после финала. Даже когда у нас были какие-то вопросы-ответы с залом, то очень долго публика не расходилась, высказывая свои идеи и пожелания. 
Почему фильм нужен молодежи? Есть вещи, в которые молодым людям нужно верить. И если это фильм, который затрагивает, и есть еще реальные истории, которые действительно таковы, то это то, что очень сильно не хватает сейчас молодому человеку. Потому что нужно опереться в жизни на то, во что веришь. Соотнося происходящее на экране с планами своей жизни. 
Люди, кому 40 или около того – посмотрев фильм, смогут вспомнить, что они прошли. Атмосфера, отношения людей, истории конкретные им близки. Поэтому такая нота – соотнести с собой – будет интересна именно зрителю постарше. 
Что касается пожилых, то посмотрев «Стартап» они поймут, что у нас, в современной России, есть то, чем можно гордиться. Это реальность, хотя мы ее и не очень осознаем. В обобщающей статье на «Газете.ру», о которой я говорила выше, есть цитата «Мы экспортируем математику так же, как нефть, но почему-то не говорим об этом». Это не просто красивые слова – это вывод. Мне кажется, что каждому человеку, в том числе в пожилом возрасте, важно это знать. Есть интересные вещи в нашей жизни, на которые потрачены многие усилия таких людей, которые создали такие компании. Это наша наука, чувство собственного достоинства и наши амбиции.  
— На афише фильма указано возрастное ограничение «для детей старше двенадцати лет». Справедлив ли закон в данном случае или фильм оказался бы интересен даже для школьников начальных классов? 
— В фильме нет чего-то такого, что родители запретили бы смотреть своим детям до двенадцати лет. Но фильм должен быть понятен аудитории. Поэтому меня это не коробит – что стоит «12+». 
Старшие школьники более осмысленно относятся к таким историям. Каждый из них все-таки что-то думает о своем будущем и хорошо понимает происходящее на экране. А детям помладше эти темы еще не так актуальны. Поэтому я к этому отношусь совершенно спокойно. «12+» для нашего фильма вполне адекватно. 
— Ваше кино сравнивают с «Социальной сетью» Дэвида Финчера. Рейтинг ожидания «Стартапа» по данным портала «Кинопоиск» – 90 процентов (15 марта статистика была скрыта), у американского фильма перед премьерой был под 80 процентов. Оправдается ли этот ажиотаж в прокате?
— Мы сейчас уже чувствуем эту реакцию. Практически каждый день нам звонят или пишут из регионов люди, которые хотят посмотреть фильм. География этих запросов очень велика. Последний звонок лично мне поступил из Воронежа. Человек попросил прислать материал о фильме, но не получил его в течение дня. Перезвонил сам, обиженно спросив, почему я до сих пор не выслала. 
Мы практически не успеваем реагировать на такие запросы – сейчас они стали массовыми. И мне понятно, что фильм ждут. И это не столько ажиотаж, сколько настоящая потребность, понимаете? То, что люди действительно хотят посмотреть. Звонят или пишут Томск, Самара, очень активные ребята из авиакосмического вуза (Самарский государственный аэрокосмический университет имени академика С.П. Королёва, сокращенно СГАУ – прим. «ЮИ») спрашивают, можем ли мы показать фильм у них, и проявляют инициативу, чтобы люди посмотрели обязательно. Но вот, когда звонят из Салехарда – немножко удивляет. 
Знаете, из Москвы глядя на мир, кажется, что слово «инновации» – это не так актуально в каких-то регионах. На самом деле программисты и то, с чем они связаны – это область, проникающая везде. В Сургуте, который недалеко от вас (имеется ввиду расположение редакции «Югра-Информ» в Ханты-Мансийске – прим. «ЮИ») есть люди, которые вообще озабочены каким образом будет развиваться это направление у них. Несмотря на то, что это нефтяной регион и там, по каким-то стереотипам, кажется не должно быть уж такого большого интереса. 
Что касается аналогии с «Социальной сетью» – это как сравнивать Россию и Америку. Конечно, есть какие-то показатели, по которым это можно делать. Но мне не хочется сейчас говорить об этих вещах, поскольку вы еще не смотрели фильм. Он другой. Это наш фильм, соответствующий нашему менталитету и нашим представлениям о жизни. 
Условно говоря, если вы посмотрите на ту же «Социальную сеть» и вообще фильмы об успехе на Западе, в Америке, то попадание на обложку журнала – главный признак, что человек всего добился. Для нас это несколько другое. Мы не так склонны к тому, что успех представляет внешне, сколько к ощущению, что продвинулись в том, ради чего создавалась компания. В этом смысле, если говорить о фильме Дэвида Финчера – это самоутверждение, начиная с девушки и заканчивая тем, как широко распространена твоя сеть. У нас, мне кажется, больше элемент познания. На этом строятся наши компании. 
Мне делали предложение снять фильм на основе книги «ВКонтакте» («Код Дурова. Реальная история „ВКонтакте“ и её создателя» автор Николай Кононов, издана в ноябре 2012 года – прим. «ЮИ»). Просто, мне не так интересна история социальной сети в принципе. 
— Изначально планировалось показать «Стартап» в кинотеатрах еще осенью 2013 года. Почему сдвинулись сроки?
— Главное, с чем это связано, нам хотелось, чтобы зрительский интерес дошел до максимума кинотеатров. И фильм был показан как можно в большем количестве городов. На это нам понадобилось значительно больше времени. 
Сейчас идет так называемая роспись по регионам. И мы даже занимаемся не своим делом. Я не рассчитывала, что буду столько времени этому посвящать, так же, как и наша команда, занимающаяся продвижением. Что мы тем людям, кто к нам обращается с вопросом «А покажут ли фильм у нас?» предлагаем какие-то кинотеатры, с которыми ведет переговоры наш дистрибьютор. И, фактически, добавляем определенного драйва в этот процесс. 
В кинотеатрах зачастую идут одновременно до десяти фильмов. Американский, если уместно слово, ширпотреб, который генерирует Голливуд как бизнес. Это экшн, построенный на девушках, перипетиями, связанными с погонями и стрелялками или, в лучшем случае, юмористическим драйвом. Это откровенное развлечение. 
Наш же фильм и смотреть приятно. Это внятная история с юмором. Заставляющая зрителя переживать, соотносить происходящее с собой, и думать при этом. 
— Фильм будет показан во всех кинотеатрах страны или только в крупных городах?
— Будет порядка пятисот копий «Стартапа». Надеюсь, что в Ханты-Мансийске и даже в Сургуте, фильм пройдет. Не знаю реальной ситуации росписи по этим городам, но в конце марта будет понятно, попал фильм в ваш кинотеатр или нет. 
Я бы хотела, чтобы фильм показали в совершено разных городах. Их список сейчас до конца не известен, поскольку роспись еще идет. Однако из запросов, которые к нам поступают, не следует, что это должны быть только миллионники. 
— В онлайн кинотеатрах фильм будет доступен? 
— После того, как пройдет кинопоказ – да. Занимается этим дистрибьютор. Я знаю, что они ведут переговоры с «ivi». Фильм дойдет туда точно. Точную дату я вам не назову. Вполне возможно, где-то через полгода после окончания кинопроката. Честно? Я сторонник, чтобы раньше. Фильм в интернете может появиться из других источников и это будет печально. Поскольку качество имеет значение. 

— Как будете бороться с распространением нелегальных копий фильма в интернете, и является ли это темя для вас головной болью?
— Пока мы боремся тем, что те, кто смотрят фильм – наши партнеры и контрагенты – приличные люди. Надеюсь, ни кто из них ничего не выложил в интернете. Во всяком случае, я об этом не слышала. 
Если в дальнейшем это станет серьезной проблемой – это станет задачей дистрибьютора. 
Мой личный подход – нужно не судиться или какие-то другие санкции применять, а создавать альтернативу. Именно поэтому я сторонник, чтобы на «ivi» фильм появился пораньше. 
— Есть ли у вас нижняя планка по количеству зрителей, после преодоления которой прокат себя оправдает?
— Наша планка – три миллиона человек. Это много. Для сравнения, «Социальную сеть» в России посмотрело 690 тысяч, если я не ошибаюсь. 
Как я уже сказала выше, мы прикладываем максимум усилий, чтобы оправдать названную цифру. Очень много зависит от кинотеатров. 
— С каким основными трудностями столкнулась команда «Стартапа» в процессе съемок фильма?
— А они не прекращаются (смеется – прим. «ЮИ»). Я как продюсер отвечаю за все – поиск денег, создание команды, чтобы фильм вышел в прокат и у него был зритель. Поэтому сложностей было много. 
Скажем, одна из характеристик этого фильма – нужно было снимать в разное время года. Если на экране должно пройти порядка семнадцати лет, то вы понимаете, что это разные периоды. В съемках проще войти в один период и снять все в сжатые сроки. Все-таки это очень дорого. А нам пришлось их растянуть. Мы начали еще в марте 2013 года. В день, когда нам надо было снимать зиму, выпал снег. Повезло! Сначала думали запустить снеговую машину. 
Другая сложность – финансы. Их всегда сложно собирать и всегда не хватает. Сейчас, с переносом релиза, у нас серьезные проблемы с этим (согласно «Кинопоиску» бюджет «Стартапа» составил 2 миллиона долларов США – прим. «ЮИ»). И я делаю все, чтобы не было такого разрыва ликвидности. Понятно, что у нас есть ожидания, что зритель придет в кинотеатры и все усилия окупятся. Но, вообще, для нас это серьезная проблема. Окупаемость российского кино в принципе невысокая. Поэтому работа сети должна быть очень четкой и эффективной. 
В тоже время, нам удалось избежать product placement (метод полускрытого размещения рекламы в художественных произведениях – прим. «ЮИ»), которым не брезгуют многие современные отечественные киноленты. Это одна из причин, почему в денежном смысле нам тяжело до сих пор.  
— Изначально режиссером фильма был Роман Каримов («Неадекватные люди»). Сейчас в титрах значится исполнитель главной роли Евгений Ткачук. С чем связаны такие изменения?
— В титрах будет два режиссера. Наш молодой талантливый режиссер провел все съемки. Позже взял псевдоним Игорь Сколков. А Евгений Ткачук помог завершить фильм.
— Были ли планы и желание снять продолжение «Стартапа»?
— Мне кажется, смысла большого нет. Мне хотелось бы делать фильмы-события. Очень заметные качественно и содержательно. А они, как правило, существуют в одном экземпляре. 
Где-то с этой темой связан и другой аспект – мы бы хотели показать «Стартап» и за границей. Нам кажется, что в нем есть потенциал, который содержательно нов для иностранной публики. Недавно мне пришлось часа два разговаривать с человеком из Нью-Йорка, который проживает в городе около двадцати лет. Он считает, что фильм должен быть показан в Нью-Йорке. Даже намечаю сроки – осень 2014 года. Мы думаем, что в октябре.  
— Окажется ли фильм интересен и понятен зарубежному зрителю? 
— Мы к этому стремились. Мне кажется, это во многом получилось. Конечно, это не будет массовая аудитория. У фильмов из России, к сожалению, ее пока нет. Но это будет интересная аудитория. 
В «Стартапе» затронуты темы актуальные для всего мира. Например, бизнес в интернете и государство, независимость в этом вопросе и позиции двух разных сторон. У нас есть линия с чиновником, где очень хорошо проявился талант актера Андрея Соколова, играющего госслужащего. 
Претендовать на звание великих могут всего три поисковика – Google, китайский поисковик (Baidu, лидер среди китайских поисковых систем – прим. «ЮИ») и наш («Яндекс» — прим. «ЮИ»). И то, что наш собственный поиск контролирует свыше 60 процентов рынка – очень большое достижение. А сейчас, как вы знаете, «Яндекс» выходит заграницу. Они рассчитывают на протестную аудиторию в мире, потому что поиск, если он безальтернативный, не дает возможность сравнить разные варианты. В этом смысле и сама тема, и то, как сделан фильм будут интересны заграницей. Планируем и еще ряд мероприятий провести. 
— Каких?
— Прямо все вам рассказать?! (смеется – прим. «ЮИ»). Думаю, в конце мая этого года мы покажем фильм в Силиконовой долине. Но это будет такая закрытая вещь. Фокус-группа, а не премьера в Америке. И мы на нее пригласим лидеров мнений, которых специально соберем, и интересных людей из мира кино. В частности, Фрэнсиса Форда Копполу (американский кинорежиссёр, прославившийся фильмами «Крёстный отец» и «Апокалипсис сегодня» — прим. «ЮИ») и его продюсера Тома Лади (Lady Tom, настоящее имя Simone Kromer – прим. «ЮИ»). Мы планируем сотрудничать с ними и показать фильм на одном очень интересном фестивале в США, чтобы привлечь внимание к нашей аудитории. Но об этом еще рано говорить. Надо сначала это сделать. 

— Способен ли ваш фильм стать одним из локомотивов роста числа стартапов в России?
— Я думаю, это уже происходит. 
— Каким образом? Премьера фильма же еще не состоялась…
— Мы показали фильм в тестовом режиме в вузах Москвы. Должна пояснить. Существует версия для школ, благодаря финансированию центра инновационного развития Москвы. Мы убрали из фильма линию с чиновниками, потому что не так актуально школьникам, зато расширили линию друзей. 
Показ в школах запланирован как отдельное специальное мероприятие, на которое будут приглашаться разные предприниматели, а после финальной сцены состоится обсуждение с аудиторией. 
Я уверена, что такие спецпоказы в мотивационном плане должны работать. Кино должно людей вдохновлять на то, что дальше у них в жизни может произойти. Это повод для человека, который о чем-то думает, понять, что есть варианты. 
— Один из вопросов, на которые должен дать ответ просмотр «Стартапа» – «Как в России честно заработать своим умом?» Мой коллега категорически против такой позиции и утверждает, что почти все предприниматели в России – купи-продай, воры и жулики. Приоткройте завесу тайны и расскажите – можно ли стать миллионером и при этом ничего не украв?
— Предприниматели не жулики. Если говорить о «бизнесе», как о слове, то оно несколько скомпрометировано в нашем обиходе. Они опираются на идею, в которую верят, вкладывают все свои силы и еще дают возможность другим людям приобщиться. Мотивируют сотрудников, позволяют им вкладывать свои усилия в его идею и развивать свои проекты в рамках общего дела. Это такая логика, которая очевидно есть в наших реальных историях, на которые мы опирались в процессе съемок фильма. 
Чтобы честно заработать своим умом – вопрос только во времени, на которое ты рассчитываешь, и воли. Если есть идея, в которую ты веришь, то нужно решить, способен ли ты пойти на значительные жертвы. Терпеть нужно долго. Начиная с нуля и делая что-то новое, если люди в это не верят, не знают, не готовы использовать, соответственно, нужно быть готовым к отсутствию доходов в кротчайшие сроки.  
Ваш коллега, возможно, не сталкивался и не понимает, что это есть: предприниматель не знает, как он будет зарабатывать, и терпит много лет, чтобы создать новое. Если этого не понимают окружающие – это очень печально, к сожалению. 
Одна из вещей, которая меня поразила, в ходе бесед в процессе сбора материала для фильма – в России 80-90 процентов школьников хотят быть чиновниками. Это та атмосфера, в которой вообще ничего не будет развиваться.   
Сейчас всем очевидно, что компания, которая делает поиск — зарабатывает. А когда все начиналось, никто же не знал, как оно будет развиваться. На таких вещах и держится все новое. 
— Можете ли вы сказать, что предприниматели, с которыми вы беседовали в процессе подготовки к фильму – честно заработали свои многомиллионные состояния?
— Да, могу. Более того, если ты начинаешь делать какие-либо вещи, которые не соответствуют принципу прозрачности – платить все налоги, четко вести документацию, выдерживать договорные отношения со своими партнерами – то у тебя не будет этого результата. Просто, потому что ты каждый раз рискуешь потерять имидж и возможности для развития бизнеса. 
Например, для того, чтобы привлечь деньги на IPO – публичное размещение – в тебя должны поверить тысячи людей. Это невозможно построить на том, что ты будешь нечестно зарабатывать средства. В нашем фильме это тоже есть. Когда герои обсуждают, что им нужен словарь, чтобы дальше развиваться. И они должны его купить. Всем понятно, что чёрном рынке, особенно в 90-е можно было все украсть. Программу тем более. И выбор в сторону купить он оказывается правильным. Более того, соответствует реальности. Поскольку, если ты строишь большой бизнес, то это потом тебе аукнется. 
— Спасибо за беседу! Успехов в продвижении фильма! 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.